FEATURED

The strange brain of the greatest solo climber of the world / SurprizingFacts

Alex Honnold does not feel fear as we feel it

 image

Alex Honnold has his own A personal verb. "Honnoldit" – standing in some high, unreliable place, facing the wall, looking straight into the abyss. Literally look fear in the face.

This verb appeared thanks to photos of Honnold, standing exactly in such position on the ledge "Glory to God" [Thank God Ledge]located 600 meters from the plateau in Yosemite National Park. Honnold made his way sideways along this narrow stone threshold, pressing his heels against the wall, and touching the abyss with his toes, when in 2008 he became the first solo climber to conquer the solid granite wall of the Half-Dome, alone and without a rope. If he lost his balance, he would fall down 10 terrible seconds towards his death. One. Two. Three. Four. Five. Six. Seven. Eight. Nine. Ten.

Honnold is the greatest free solo climber in history. This means that he climbs without ropes or protective equipment. Any fall from a height of 15 meters or more is likely to lead to a fatal outcome, which means that in especially epic days of solo ascents, he spends 12 hours or even more hours in the death zone. On the most difficult parts of some routes, his fingers touch the stone no more than the fingers of most people with a smartphone screen, and the toes cling to the protuberances with a strip of chewing gum.

Even viewing the video with ascents of Honnold can cause attacks of fear of heights, acceleration of the heartbeat and nausea in most people – if they can even watch such videos. Even Honnold himself says that when he watches the video with his participation, his palms sweat.

All this made Honnold the most famous climber in the world. He appeared on the cover of National Geographic, in the 60 Minutes broadcast, in Citibank and BMW ads, and in a heap of viral videos. He can say that he feels afraid (he said that standing on the edge of the "Thank God" booth "is surprisingly scary), but at the same time he became a symbol of fearlessness.

He also has no shortage of comments from various kinds of public, Asserting that he does not have everything in order with his head. In 2014, he made a report in the Research Hall at the headquarters of the National Geographic Society in Washington. The participants were also interested in the photographer-climber Jimmy Chin and researcher-veteran Mark Sinnot, but mostly everyone came to marvel at the stories about Honnold.

]

From the stories of Sinnot, the public liked the story of Oman most of all, where his team traveled on a sailboat to the remote mountains of the Musandam Peninsula, protruding like a hand of a skeleton, deep into the Persian Gulf. They came across an isolated village and moored to socialize with the locals. "At some point," says Sinnot, "these guys started screaming and pointing up at the rock. Our people began to say: 'What's going on?' And I, of course, immediately thought: "Well, in my opinion, I know what it is."

The audience gasped at the appearance of photos on the screen. It was Honnold, that same ordinary-looking guy sitting on the stage in a gray hoodie and khaki trousers – only in the photo he looked like a toy, climbing on a huge wall of bone color, towering outside the city. ("The stone was not of the best quality," Honnold said later.) He was alone, without a rope, Sinnot summed up the reaction of the locals: "Simply put, they decided that Alex is a sorcerer."

Adventurers were seated to distribute their autographs.There were three queues, one of them was a neuroscientist, who was waiting for an opportunity to talk with Sinnot about the part of the brain that includes a sense of fear.The worried scholar leaned closer to him, glanced at Honnold, and said: This guy does not work the brain I was afraid to give psychologists and scientists the opportunity to examine his brain, to probe the behavior and to follow his personality. "[12] I've always preferred not to look inside sausages, "he says." Well, like, if it works, why do I ask questions? But now it seems to me that I stepped over this line. "

And so in March 2016 He lay like a sausage inside a large white tube at the University of South Carolina Medical School in Charleston. The tube is a device for brain scanning with the help of functional magnetic resonance imaging, fMRI, in fact, a giant magnet that shows activity in various parts of the brain through the tracking of blood flows.

A few months before, I turned to Honnold with Asking him to study his brain, which someone admires, and someone condemns. "I feel absolutely normal, whatever that means," he said. "It would be interesting to see what science will say."

A neurologist-cognitive scientist who called for a scan – Jane Joseph. She was one of the first to perform a fMRI study of the brain of thrill-seekers in 2005 – they were studying people willing to take risks for the sake of experiencing strong feelings. Psychologists have for decades studied the love of strong feelings, as it can often lead to uncontrolled behavior, such as addiction to drugs, alcohol, unsafe sex and gambling. In Honnold, Joseph saw the possibility of studying a more interesting topology: a lover of super-sensations that transcends a dangerous situation, and at the same time capable of controlling the reaction of the mind and the body rigorously. In addition, she is delighted with the opportunities of Honnold. She tried to watch videos in which Honnold climbed without a rope, but, not belonging to the caste of lovers of strong sensations, found them too overwhelming.

"I'm delighted with the opportunity to see what his brain looks like," she says. , Sitting in the control room behind the crystal glass before starting the scan. "And then we'll check what his tonsil does and find out if it's true that he does not feel any fear at all?"

The amygdala is often called the "center of fear" of the brain – more precisely, it is the center of the threat response system and interpretations . He receives information directly from our feelings, which allows us, for example, to move away from the abyss without any conscious effort, and also activates one of a whole list of body reactions that everyone knows: rapid heartbeats, sweating palms, tunnel eyesight, loss of appetite. Then the amygdala sends information further along the chain, where it is processed by the structure of the cerebral cortex, and perhaps converted into a conscious emotion, which we call fear.

The first results of an anatomical scan of the brain of Honnold appear on the screen of the computer of James Purl, . "Can I go to his amygdala? We need to know, "says Joseph. In the medical literature, examples of people with rare congenital features are described, for example, Urbach-Vite disease, which causes the amygdala to damage and degrade. Usually such people do not feel fear, but they have other strange symptoms, such as a lack of respect for personal space. One of these people felt quite comfortable, standing nose to nose with another person and looking directly into his eyes.

Pearle flips through the pictures farther, farther, through the Rorsharkh topography of Honnold's brain, until, with the suddenness of the photobamer on the screen There are a couple of nodes in the form of almonds. "He has it!" Says Joseph, and Purl laughs. We'll have to look for another explanation of how Honnold is able to climb the deadly zone without ropes – it's not because he has an empty place instead of the amygdala. According to Joseph, at first glance the brain looks absolutely healthy.

In the pipe, Honnold looks at a set of about 200 fast-moving images. Photographs should scare him or put him in a state of excitement. "At least in other people, they cause a vivid response in the amygdala," says Joseph. "I myself can not look at some of them." The set includes corpses with bloody and twisted faces, a toilet with products of vital activity, a woman shaving the bikini zone, and a couple of photographs with climbers.

"Maybe his tonsil does not work – and he does not have internal reactions to these stimuli , Says Joseph. "But he can have a well-designed regulatory system that he can just say to himself: 'Well, I can feel it, the amygdala is working,' but its core is so powerful that it can soothe it."

There is also a more existential question: "Why does he do this?" She says. "He knows about the threat to life – I'm sure that people tell him about it every day." Perhaps there is some serious system of rewards, pleasure from these experiences. "

In search of an answer to the last question, Honnold is conducting a second experiment," a task with reward, "in a scanner. He can win or lose a small amount of money (maximum $ 22), depending on the speed of pressing the button after the signal. "We know that in ordinary people this task activates the contour of the brain responsible for the rewards," says Joseph.

In this case, she closely follows another part of the brain, an adjacent nucleus located near the amygdala (also serving Part of the compensation loop) at the upper edge of the brainstem. This is one of the key handlers of dopamine, a neurotransmitter associated with desire and pleasure. Fans of thrill, according to Joseph, may need a stronger stimulation for the release of dopamine than ordinary people.

Approximately half an hour, Honnold emerges from the scanner with a sleepy facial expression. He grew up in Sacramento, Pa. California, and shows an unusually open manner of communication, and contrasting with this attitude to life, which can be described as excessively calm. His nickname, "Nothing" [No Big Deal]describes his attitude to almost any experience he experiences. Like most experienced climbers, he has a sinewy physique, more like a fit fitness lover than a bodybuilder. The exception is his fingers, always looking as if they were pinched by a car door, and wrists reminiscent of a character like the sailor Papai.

"Is viewing these pictures stress?" He asks Joseph.

"These pictures are quite often used in our business to excite strong responses," replies Joseph.

"Because, well, I do not really know, but I did not really care" , – he says. Photos, even "terrible images of burning children and all that," did not make a special impression on him. "It's like going to the curiosity museum."

After a month of studying Honnold's brain images, Joseph participates in a conference call with Shanghai, where Honnold is going to climb with the ropes on the underbelly of the Great Arch Getu.

What is uncharacteristic of Honnold, his voice gives fatigue and even stress. A few days before in the city of Index, pcs. Washington, he went through a simple route to strengthen the ropes for his girl's parents. When the girl, Sunny McCandles, dropped him to the ground, he suddenly fell from three meters and landed on a pile of stones – the rope was not enough to get to the ground, and her end slipped from the hands of McCandles. "It was just a small jamb," he says. He received a compression fracture of two vertebrae. This was the most serious accident during his entire climbing career, and everything happened when he was tied to a rope.

"And what do all these brain images mean?" Asks Honnold, looking at the brightly colored images of the fMRI, Sent him Joseph. "Is my brain okay?"

"The brain is fine," says Joseph. "And this is very interesting."

Even for an untrained eye, the cause of interest is very obvious. Joseph used the control subject – a man, a climber, a thrill-seeker, roughly the age of Honnold – for comparison. Like Honnold, the control subject described the task of viewing pictures in the scanner as not particularly stimulating. However, in the fMRI images of the response of the brain of two men, where the activity of the brain is marked by a bright purple, the amygdala of the control subject resembles a neon sign. In Honnold it is gray – no activation.


Left – the brain Honnold, on the right – the control subject, also a climber of about the same age. In the cross there is an amygdala. When looking at a set of pictures in a control subject, the amygdala is activated, and in Honnold remains completely inactive.

We switch to scans made while performing the task with rewards: and again, the amygdala and several other parts of the brain in the control subject " , Like a Christmas tree, "says Joseph. In Honnold's brain, the only activity is in the site processing visual information, which is confirmed only by the fact that he was conscious and looked at the screen. The rest of the brain is in a lifeless black and white form.

"I have very little in my brain," Honnold says thoughtfully. "He's just not doing anything."

To verify that she has not missed anything, Joseph is trying to reduce the statistical threshold. As a result, she finds the only voxel – the minimum volume of brain tissue, tracked by the scanner – activated in the amygdala. But by this time, real data can not be distinguished from errors. "Nowhere is the activation of the amygdala visible within a decent threshold value," she says.

Can the same happen when Honnold goes up without ropes in situations in which any other person would succumb to horror? Yes, says Joseph – in principle, she thinks that's exactly what happens. Without activation, most likely, there is no response to the threat. Honnold's is really a unique brain, and he really can not feel fear. Absolutely. Generally.


Joseph was surprised by the results of the study of Honnold's personality. Despite its calmness and concentration during ascents, it is more abrupt and disinhibited than the average amateur of thrill, which indicates the probable presence of risky impulsiveness.
Points of research (green denoted the result of Honnold):
 – extraversion
 – willingness to agree
 – openness
 – consciousness
 – neuroticism
 – impulsiveness
 – prudence
 – perseverance
 – disinhibition
 – boredom
 – search for sensations
 – search for thrill
 – search for a new experience

Honnold always rejected the idea of ​​his lack of fear. He is known to the world as an example of unnatural tranquility, when he hangs on the tips of his fingers from the fine line between life and death. But no one watched him when he was at the bottom of his first serious ascent route without a rope more than ten years ago, at the age of 19, the Wrinkled Corner, near Lake Tahoe in California. On a climbing scale used by climbers, the Wrinkled Corner has a rating of 5.7 – almost 15 points simpler than the most complicated route that Honnold has traversed by that time. But still, its height is 90 meters. "If you fall, you'll break up," Honnold says.

In order to climb this solo route, at first he would have a desire to do it. "It seems to me that my uniqueness is not in the ability to solo-climb, but in the presence of the desire to do it," says Honnold. His heroes were climbers without ropes like Peter Croft and John Bachar, who set new standards for style in the 80's and 90's. (Honnold, in addition, was also terribly shy, which made it difficult for him to find partners for ascents with a rope.) He saw their photos in climbing magazines and immediately realized that he wanted to be in the same position himself: terribly vulnerable, potentially deadly , Completely under control.

In other words, he is a classic seeker of thrills. On the day he climbed into the fMRI pipe, Honnold also filled in several psychological questionnaires used to measure the addiction to the search for sensations. He was asked to agree or disagree with such statements as "I would have liked the feeling of a very fast skiing from a high mountain" ("I just love skiing downhill," he says); "I would have liked to jump with a parachute" ("I studied skydiving"); "I like exploring unusual cities or their regions on their own, even if there is a danger of getting lost" ("For me it's everyday"). Однажды он заполнял подобный опросник на выставке товаров для активного отдыха, в котором иллюстрацией к вопросу «думал ли он когда-нибудь заниматься скалолазанием» была его собственная фотография.

Однако же Хоннольд очень сильно испугался на Морщинистом Углу. Он хватался за большие и дружественные выступы. «Мой хват был чрезмерным», – говорит он. Очевидно, он не сдался после первого такого опыта. Наоборот, Хоннольд приобрёл то, что он называет «умственной бронёй», и постоянно переступал порог страха. «На каждый мой сложный соло-маршрут приходится, наверное, сотня простых», – говорит он.

Постепенно его попытки, сначала казавшиеся ему ужасными, начали казаться не такими уж безумными: соло-приём, в котором он цепляется за камень одними лишь пальцами рук, а ноги при этом болтаются в воздухе; или же, как он сделал в июне на печально известном маршруте «Абсолютный Вопль», восхождение без верёвки по склону, на который он ни разу до этого не поднимался. За 12 лет свободных соло-восхождений у Хоннольда срывались руки, соскальзывали ноги, он сходил с известного маршрута на неизведанный, его пугали животные типа птиц и муравьёв, или же его настигала «усталость на грани, когда ты слишком долго был над бездной». Но поскольку он справлялся с этими проблемами, он постепенно усмирил своё беспокойство по их поводу.

С точки зрения Мари Монфилс, возглавляющей Лабораторию памяти страха в Техасском университете, процесс Хоннольда напоминает практически азбучный, пусть и доведённый до предела, способ работы со страхом. До недавнего времени, по словам Монфилс, психологи считали, что воспоминания – включая и воспоминания о страхе – консолидируются, становятся неизменяемыми вскоре после приобретения. Но за последние 16 лет это представление изменилось. Исследования показали, что каждый раз, вызывая воспоминание, мы проводим его реконсолидацию, то есть, мы можем добавить к нему новую информацию или другую интерпретацию того, что мы помним, и даже превратить воспоминания, связанные со страхом, в бесстрашные.

У Хоннольда есть подробный журнал восхождений, в котором он постоянно пересматривает свои подъёмы и отмечает, что можно улучшить. К своим самым сложным восхождениям он ещё и долго готовится – репетирует движения, а затем представляет все движения в идеальном исполнении. Чтобы подготовиться к восхождению на 365-метровую стену, он визуализировал всё, что может пойти не так, включая и падение с высоты и истекание кровью на камнях внизу – чтобы примириться с этими возможностями до того, как покинуть землю. Хоннольд завершил это восхождение на стене, известной как «Колонна Лунного Света» в Национальном парке Зайон, через 13 лет после первых восхождений, и через четыре года после начала соло-восхождений.

Возвращение к воспоминаниям с целью представить их в новом свете, говорит Монфилс, это процесс, который почти наверняка происходит у всех нас в голове совершенно бессознательно. Но намеренно возвращаться к ним (как это делал Хоннольд), гораздо лучше – «прекрасный пример реконсолидации».

Визуализация – пре-консолидация, в которой человек представляет себе будущее событие, а не случившееся в прошлом – работает примерно так же. «Можно ожидать, что представляя одно движение за другим, он консолидирует свою моторную память и в результате приобретает уверенность», – говорит Монфилс. Чувство уверенности в своих силах уменьшает волнение, что может объяснить то, как люди, стесняющиеся выступать на людях (как, кстати, стеснялся и Хоннольд), начинают меньше переживать по этому поводу, делая это часто и вырабатывая навыки.

«Со временем у вас получается всё лучше, если вы можете поставить себя в ситуацию, в которой вам немного страшно, а вы преодолеваете этот страх, и вы повторяете эту процедуру снова и снова и снова, – говорит Монфилс. – Это тяжело и накладно, но вам становится легче».

Миндалина опять-таки играет ключевую роль. Монфилс предлагает пример из своей жизни. У неё всегда была боязнь змей. Однажды она с друзьями ходила по побережью озера на каноэ, и увидела водяного щитомордника, ядовитую змею, свисавшую с ветки. Монфилс начала кричать, неистово грести к центру озера и после этого отказывалась выезжать на природу целый год. Затем на пешей прогулке по пересечённой местности, она встретила другую змею и опять запаниковала. На этот раз она решила применить свои знания к решению проблемы. Она постаралась лечь, успокоиться и вспомнить своё переживание в спокойной и логичной манере. Она реконсолидировала пугающее воспоминание в нечто более полезное. Всего за неделю она подавила свой страх, собрала волю в кулак и опять пошла на прогулку.

«Миндалина, вероятно, активируется за долю секунды до того, как вы явно вспоминаете: 'Ага, здесь я встретил змею', – говорит она. – И вы чувствуете, как потеют руки и как накатывают эмоции. От вас требуется осознанная активация префронтальной коры и мысль типа 'сейчас здесь нет змеи, и вообще, змея ничего не сделала, когда я была тут, это просто тут произошло'. А затем ваша префронтальная кора постепенно гасит „горящую“ миндалину. Она ставит информацию в правильный контекст, 'здесь бояться не нужно, можно просто идти дальше' ».

image

В 2008 году Хоннольд «просто чтобы похвалиться», прошёл по выступу «Слава богу» во время свободного соло-восхождения на Полукупол в Йосемитском национальном парке. Потом он писал, что «гулять лицом наружу по выступу „Слава богу“ неожиданно страшно».

Не вернувшись в прошлое и не просканировав мозг Хоннольда до того, как он начал заниматься свободными соло-восхождениями, нельзя узнать, какую часть этого бесстрашия составляют врождённые особенности, и какую – тренировки. Но некоторые возможности можно отбросить.

Джозеф Леду, нейробиолог из Нью-Йоркского университета, изучающий реакцию мозга на угрозы с 80-х, рассказывает, что никогда не слышал о людях, родившихся с нормальной миндалиной – как вроде бы произошло с Хоннольдом – и не показывающих никаких признаков её активации. По поводу предложенной Хоннольдом возможности того, что человек посредством чрезмерной стимуляции может «пережечь» миндалину, Леду говорит: «Не думаю, что это возможно». Однако, когда я описываю полное отсутствие активации миндалины у Хоннольда во время выполнения заданий в сканере, Леду говорит, что «это звучит весьма впечатляюще».

Генетически части мозга у разных людей варьируются, говорит Леду, так что можно предположить, что контур, отвечающий у Хоннольда за страх, находится в самой «холодной» части спектра – что объясняет, почему в молодости в фотографиях взбирающихся без верёвок скалолазов он увидел не смертельную опасность а мощную притягательность. Но не менее, чем мозг, с которым он родился, важен и мозг, который он сам себе создал, проводя тысячи часов за рискованными занятиями. «Его мозг предрасположен к тому, чтобы меньше реагировать на опасности, на которые обычные люди реагировали бы естественным образом, просто из-за тех решений, которые он принимал в течение жизни, – говорит Леду. – И более того, эти принятые им стратегии делают его ещё лучше, ещё сильнее».

Яснее выглядит роль генетики в выработке черт характера, мотивировавших Хоннольда на свободные восхождения. Страсть к ощущениям частично передаётся по наследству, и может перейти от родителей к детям. Эта особенность связывается с меньшим волнением и приглушённым откликам к потенциально опасным ситуациям. В результате может выработаться тенденция к недооценке рисков, которую в недавнем исследовании связали с дисбалансом, к которому приводит низкая активность миндалины и менее эффективное подавление страсти к приключениям префронтальной корой.

Исследование Джозеф не рассматривает отдельные случаи (она считает снимки мозга Хоннольда «наблюдением»), но она отметила «чрезвычайно уменьшенную» отзывчивость миндалины у определённого типа любителей острых ощущений – а Хоннольд относится именно к ним. Судя по собранным лабораторией Джозеф данным, Хоннольд в два раза превосходит обычных людей по показателю любви к острым ощущениям, и на 20% превосходит среднего искателя приключений. Наиболее вероятным объяснением неактивной миндалины, по словам Джозеф, может служить то, что подобранные картинки были недостаточно впечатляющими.

Хоннольд также превосходит людей по показателю добросовестности, связываемому с возможностью к концентрации и доведению дел до конца. Также он показал высокие баллы по планированию, его типичной манере поведения, и очень низкие – в невротизме, что позволяет ему не заморачиваться по поводу маловероятных результатов риска, на которые он не может повлиять. «Если у вас изначально нет страха, – говорит Хоннольд, – вам приходится контролировать гораздо меньше».

«Его свойства позволяют ему оставаться предельно сконцентрированным и терпеливым, но одновременно и искать острые ощущения», – говорит Джозеф. Один пример не доказывает теорию, но человек, который занимается свободным соло-восхождением и при этом имеет прозвище «Ничего такого», достаточно убедительно подтверждает гипотезу Джозеф о любителе сверхострых ощущений в случае с Хоннольдом.

«Идея любителя сверхострых ощущений – определяемого сильной мотивацией к позитивной и волнующим действиям, но при этом контролирующего себя и владеющего собой – важна. Я думаю, она многому может научить нас в деле лечения пристрастия к вредным веществам, тревожных расстройств и поиска стратегий, полезных для людей, – говорит она. – Потенциально, просто поговорив с Алексом, можно представить себе новый вид терапии».

К примеру, у многих любителей острых ощущений нарушения в поведении приводят к импульсивным попыткам испытывать что-то новое, у чего не наблюдается немедленных последствий, вроде внезапной попойки или использования наркотиков. (Хоннольд всегда избегал употребления алкоголя и наркотиков, а ещё он не пьёт кофе). Джозеф интересуется, нельзя ли эту энергию перенаправить в такие занятия с сильным эмоциональным откликом, как скалолазание с защитным оборудованием – такие занятия требуют самоограничения, планирования и постановки определённых целей, что накладывает на человека другие нормы поведения в жизни.

Мо меньшей мере каждый из нас может попробовать на себе немного Хоннольдовской магии. У вас может не быть черт, присущих любителям сверхострых ощущений, и способностей подавлять миндалину по желанию, но при помощи осознанных попыток и постепенных, повторяющихся встреч с объектом своего страха каждый из нас может найти в себе смелость, о наличии которой мы и не подозревали.

У Хоннольда его личный вызов подразумевает очень высокие ставки. И хотя он так удивительно устроен – или он привёл себя к такому состоянию – в его активности есть факторы риска.

Когда я попросил Хоннольда описать идеальное психологическое ощущение от свободного соло-восхождения, он сказал: «Ты попадаешь в такое положение, про которое можно сказать – это возмутительно, понимаешь? Это удивительно. В этом и есть вся суть – оказаться на таком месте, где ты чувствуешь себя героем».

Но при этом он рассказывал, что более простые, рутинные восхождения (которые средний скалолаз всё равно расценил бы как экстремальные) потеряли новизну, и даже некоторые экстремальные восхождения уже не доставляют ему таких эмоций. «Это оказалось не таким удовлетворяющим, как я ожидал», – писал Хоннольд про день, когда он прошёл три разных маршрута подряд. «Людям кажется, что такие достижения должны были бы вызвать эйфорию, но я ощущал нечто противоположное».

Отсутствие активации участков большей части мозга Хоннольда во время задачи с вознаграждением, по словам Джозеф, хорошо совпадает с гипотезой, по которой искателям приключений требуется мощный стимул, чтобы накачивать дофаминовый контур, заставляющий вас почувствовать вознаграждение. Одним из последствий может быть постоянный поиск острых ощущений, который в случае злоупотребления веществами или азартными играми создаёт зависимость от них.

Хоннольд, в этом смысле, может быть «зависим от скалолазания», говорит Джозеф, и страсть к ощущениям может постоянно подталкивать его к границам возможностей соло-восходителя. В то же самое время определяющими качествами его восхождений были ответственность и склонность к тщательному планированию. Самым большим риском для него, по словам Джозеф, может быть борьба двух этих противоположных побуждений.

Джозеф ожидала, у Хоннольда окажется на низком уровне импульсивность, и проявятся импульсивность и расторможенность, связываемые с принятием поспешных решений и осуществлением необдуманных поступков без оценки последствий, особенно в периоды плохого настроения человека. И он показал высокие отметки по этим параметрам. Это может объяснить то, что в терминологии самого Хоннольда можно назвать восхождениями класса «да пошло он всё», в которых хладнокровие уступает депрессии и тревоге, а планирование – импульсивности.

Вот пример: когда он страдал от неудачных отношений в 2010-м, он в одиночку взошёл на 300-метровую стену в пустыне Невада, по которой он когда-то взбирался при помощи верёвки всего раз в жизни, и за несколько лет до этого. Хоннольд считает то восхождение примером того, как он обучился обуздывать положительные и отрицательные эмоции, направляя их на решение своих задачи. Очевидно, всё закончилось хорошо – он ещё с нами, и может рассказывать эту историю. Но когда я спросил Джозеф, не хочет ли она предупредить о чём-нибудь Хоннольда на основе результатов сканирования и опросов, она ответила: «Не давай импульсивности выиграть у ответственности».


Хоннольд говорит, что начал соло-восхождения, потому что стеснялся предлагать незнакомым альпинистам совместные восхождения. На фото он в Омане на Аравийском полуострове, делает «глубоководные соло-восхождения», в которых маршрут обычно завершается падением в воду внизу.

В следующий раз я нагоняю Хоннольда, когда он в Европе занимается альпинизмом вместе со своей девушкой. Мне интересно, повлияло ли на его самоощущение новое знание об атипичности его мозга. Он говорит, что нет – открытие того, что его миндалина спит в мозге, как старая собака в ирландском пабе, не повлияло на то, как он занимается скалолазанием, и не изменило его самоощущение. Но нельзя сказать, что он не остановился на некоторое время для того, чтобы подумать обо всём этом.

Во время недавнего отдыха от скалолазания, говорит он, они с Маккэндлс решили опробовать виа феррата, устроенный недалеко от Лаутербруннена в Швейцарии. Виа феррата – это маршрут для альпинизма, специально оборудованный металлическими конструкциями – ступеньками, колышками, лестницами и мостиками, вделанными в камень. На нём альпинист защищён специальной оснасткой, закреплённой на фиксированном кабеле. Хоннольд, конечно же, от оснастки отказался.

«Но затем в какой-то момент я подумал, что это уже чересчур. Что мне надо обратить на это внимание», – говорит он. Выяснилось, что виа феррата проходит по гладкой каменной стене при помощи нескольких ступенек из арматуры, расположенных в 900 метрах над долиной. Они были высоко в горах, погода портилась, Маккэндлс чуть не плакала, и после недавно прошедших дождей вода стекала по известняковым отложениям и капала на ступеньки и им на головы.

«Я правда размышлял о том, как я работаю со страхом», – говорит Хоннольд. Он понял, что в том случае он этого не делал. Он был в похожих ситуациях так часто, что они стали для него обычными. Не с чем было работать – вопрос был только в том, в кого он превратился. «Это не страшно, – сказал он себе, – потому, что это то, чем я занимаюсь».

About the author

admin

Add Comment

Click here to post a comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *