FEATURED FEATURED Health NEWS TECH

Why your brain hates other people / SurprizingFacts

And how to make it think differently

 image

As a child I saw the version of the movie " Planet of the Apes "from 1968. As a future primatologist, I was fascinated by him. Many years later I found an anecdote about the shooting of this film: at lunch people who played chimpanzees and people who played gorillas ate in separate groups.

They say that "In this world there are two types of people: those who divide People in two types, and those who do not divide. " In fact, the first kind of people is much more. And the consequences of dividing people into "ours" and "not ours", members of our group and others, people and "others", can be very grievous.

All people draw a dividing line "their / alien" in races, Ethnicity, gender, language group, religion, age, socioeconomic status, and so on. And there is nothing good in this. We do this surprisingly quickly and efficiently from the neurobiological point of view. We have a complex systematics and a classification of the ways in which we slander "them." We do this with a variability ranging from minute aggression to savage slaughter. And also we constantly determine what is bad in "them", based on pure emotions, followed by a primitive rationalization, which we confuse with rationality. It's sad.

But, most importantly, there is reason for optimism. For the most part, because we all have a lot of different definitions in us. "They" in one case may turn out to belong to the category "we" in another, and the transition from there to here may take a moment. So there is a hope that with the help of science, the community and xenophobia can subside, perhaps even to the point that Hollywood chimpanzees and gorillas can dine together.

The power of the idea of ​​"one's own" against "strangers"

Significant evidence suggests that the division of the world into one's own and others' ones is deeply rooted in our brains, and is an ancient evolutionary heritage. To begin with, we note that we determine the differences between our own and others at an astonishing rate. Shove a person in the fMRI (functional magnetic resonance imaging) – a brain scanner that detects activity in various parts of the brain under certain circumstances. Quickly show him photos so that each of them is delayed by only 50 milliseconds – 1/20 second – it hardly exceeds the level of recognition. It is noteworthy that even in such a situation the brain will process images of strangers not like its own.

This effect was comprehensively investigated in relation to different races. Quickly show people photos of people of their own or another race, and, on average, when viewing images of people of a different race, a cerebellar amygdala, a part of the brain associated with fear, excitement and aggression, was stimulated. Moreover, the faces of people of other races less activate the spindle-shaped cortex, which specializes in the recognition of faces. In addition, people are less likely to remember the faces of other races. Viewing a film in which a person's hand is pricked with a needle causes an "isomorphic reflex" in which a part of the motor area of ​​the cortex associated with the movements of the hand is activated and the eye of the beholder jerks – if the film does not show the hand of a person of another race, in which case this effect is noticeable Weaker.

Brain errors related to division into Us and Nih also show the hormone oxytocin. He is known for his participation in social activity – he makes people become more trustful, responsive and generous. But it only affects your behavior towards people in your group. In relation to outsiders, it acts directly opposite.

The automatic, unconscious essence of its / alien reaction testifies to the deep nature of this mechanism. This can be demonstrated with the help of a damn cunning test for hidden associations. Suppose you are strongly opposed to trolls, and think that in development they are below people. This can be detected with the help of the test for hidden associations, where the subjects look at images of people or trolls, combined with words of a positive or negative nature. These couples can support your addiction (for example, a person's face and the word "honest", a troll's face and the word "insidious"), or may go against it. And people take a little more time, a certain fraction of a second, to process contradictory pairs. It happens automatically – you do not get angry about the business practices of the Troll clans or Troll cruelty in the Battle of Cologne in 1523. You process images and words, and your anti-Troll addiction makes you subconsciously stop because of the dissonance that connects the troll to "beautiful" or the person with "smelly."

We are not the only ones sharing everyone on ours / strangers. It's no secret that other primates can make cruel divisions into their own / alien. Chimpanzees gather together and systematically exterminate the males of the neighboring group. Recent work adapting the test for hidden associations to other species indicates that even other primates have hidden negative associations with strangers. Rhesus macaques look either at images of members of their group, or on images of strangers, paired with pictures of things with a positive or negative overtones. Macaque look longer at couples that do not match their inclination (for example, images of members of their group mated with images of spiders). These macaques do not just fight with their neighbors for resources – they associate negative associations with them. "Those guys look like nasty spiders, and we, we're like fragrant fruit."

How strongly the concept of one's / someone else's ingrained in the brain is manifested through: the speed and the minimum set of stimuli necessary to handle group differences Brain; The tendency to build a group on the basis of arbitrary criteria, and the allocation of these criteria supposedly rational sense; Unconscious automation of such a process; His rudiments from other primates. As we shall see, we usually think of our own, but not of strangers, fairly straightforwardly.

Nature of our

In different cultures and throughout the history of people belonging to their group, they are treated in a superior way – we are the most correct, intelligent, highly moral and worthy. Also included here is the inflating of the advantages of the features inherent in one's own – the rationalization of why our food is tastier, more inspiring music, more logical or poetic language.

Belonging to one's own commitment to the group's representatives – for example, A sports stadium a scientist pretending to be a fan and wearing a jersey of one of the teams was more likely to receive help from another fan of this team than from enemy fans.

Intragroup favorites M raises the main question – do we need that our people have everything well by maximizing the level of well-being, or simply better than strangers, by maximizing the difference between us and them?

Usually we declare our desire for the first option , But at the same time we can secretly wish for the second. It can be a blessing – in a difficult race, the losing of a hated opponent to a third person will be as desirable as the victory of his team, and in sports fans both options equally activate the brain areas responsible for rewarding and producing the neurotransmitter dopamine. But sometimes the choice of "better than" instead of "good" can lead to disaster. It is hardly worth rejoicing in the victory in the Third World War if we have two clay huts and three torches left, and they only have one and the other.

One of the most socially directed actions towards members of the group – readiness to forgive them misconduct. When strangers do something wrong, essentialism works – it's because they are such in fact, have always been and always will be. When we make mistakes, we tend to situational interpretations – we usually are not so, and here are extenuating circumstances explaining why we did this. Situational explanations of misdemeanors explain why lawyers are looking for jurors who will treat the defendant as one of their own.

Something quite different and quite interesting can happen when someone's offense reveals their dirty laundry, confirming a negative stereotype. Intra-group shame can lead to severe punishments, from which outsiders gain. Take Rudolph Giuliani [американский политический деятель, мэр Нью-Йорка в 1994—2001 годах от Республиканской партии – прим. перев.]who grew up in Brooklyn in an Italian-American enclave, where she was run by organized crime (Father Giuliani sat for armed robbery, and later worked for a mafia pawnbroker). Giuliani became famous in 1985 as a prosecutor who accused the heads of "five families" in court against the mafia, which, as a result, destroyed them. He was very anxious to refute the stereotype that the "Italian American" was synonymous with organized crime: "If successful accusation is not enough to eliminate the prejudice associated with the mafia, then probably nothing will help to eliminate it." If you want someone fiercely judging a member of the mafia, find a proud Italian American who is upset with the stereotypes created by the mafia.

Thus, belonging to one carries with it a whole list of expectations and obligations. Is it possible to switch from one category to another? It's easy to do in sports – when a player moves to another club, he does not serve as the fifth column, playing badly especially for his old team to take advantage. In the center of contractual relationships is the equivalence of the employer and the employed.

At the other end of the scale is belonging to one that is not subject to discussion. People do not go from Shiites to Sunnis, from Iraqi Kurds to Sami reindeer breeders. A rare Kurd will want to be a Sami, and his ancestors will probably turn over in coffins when she touches her first deer. Meriam Ibrahim was sentenced to death in Sudan in 2014 for accepting Christianity – and they are met with suspicion by those to whom they joined.

The Nature of Strangers

Consciously or emotionally, we do not love strangers?

The cognitive justification of division on one's own / others' is easy to formulate. The ruling classes make amazing culbits to justify their status quo. We also have to make efforts to justify a good stranger who helped us in something: "Ah, this stranger is different from the others."

Cognitive subtleties are required to represent strangers in a menacing light. The fear of being robbed by a stranger abounds in pretense and particularism. But in order to be afraid of the fact that strangers will take our jobs, manipulate banks, dilute our gene pool, etc., we need an economy, sociology and pseudoscience.

 image
] When the General of the Confederation was wounded during the civil war in the US, he handed in a secret Masonic sign recognized by an officer of the Union who defended him and sent him to the Allied Hospital.

Despite the role of reasoning, Division on their / others' emotional and automatic, and this is described by statements like: "H I can not say for sure why, but it's wrong when strangers do it. " Jonathan Haidt of New York University has shown that often reasoning proves to be justifications of feelings and intuition experienced in the past, and are needed to convince ourselves of the rationality of our choice.

This can be demonstrated in studies using brain images. When a person sees a stranger's face, his amygdala becomes active. And this happens much earlier (on the time scale of the brain) of activating the cortex, which is responsible for conscious reasoning. Emotions work first.

The most convincing proof that a negative attitude toward a stranger appears during emotional, automatic processing is that allegedly rational reasoning about strangers can be subconsciously manipulated. Here are some examples of the results of the experiments. Show the subjects slides with photographs of a little-known country; If there are people appearing between the slides expressing fear, and at such short intervals that they can only be perceived unconsciously, the subjects will have a more negative impression of the country as a whole. Finding next to unpleasant smelling garbage makes people more conservative about the characteristics of representatives of foreign groups. Christians speak worse of those who do not belong to this religion, if they have just passed by the church. In another study, people getting to work by train, at bus stops in places where the predominantly white population lives, filled out questionnaires about political predilections. Then, at half the stations for two weeks, pairs of Mexicans appeared daily. They were conservatively dressed and talking softly. It is interesting that the presence of such pairs led to the fact that people began to support more the reduction of legal immigration from Mexico and the law that makes English official, and less support for the amnesty of illegal immigrants. However, their attitude towards the Asians, Negroes or Arabs did not change. In another study, it was found that women during ovulation are more negative towards men.

In other words, our intuitive and emotional relationship to strangers is due to hidden forces, the existence of which we did not suspect. And then our consciousness strives to catch up with the emotional "I", creating a set of facts or a credible fake, explaining why we hate strangers. This is a kind of variant of such cognitive distortion as the propensity to confirm one's point of view: it is better to memorize facts confirming the point of view than to refute them; To check things so that the results support, but do not refute the hypothesis; More skeptical about the results that you do not like than to those that you like.

Heterogeneity of strangers

Of course, different types of strangers evoke different feelings (and various neurobiological reactions). Most often, strangers see threatening, evil and unworthy of trust. In economic games, people treat representatives of other races as less worthy of trust or reciprocity. To white people it seems that the faces of Negroes are more evil than the faces of whites, and are more likely to attribute the evil faces of an indeterminate race to a race different from their own.

But strangers not only cause a sense of threat; Sometimes it's disgust. Here comes into play a part of the brain called an islet part, or islet. In mammals, it reacts to the taste or smell of rot, and causes stomach cramps and a vomiting reflex. In other words, it protects animals from poisonous food. However, in humans, it controls disgust, associated not only with sensations, but also with morality – if the subjects recall some of their nasty deeds, or see an image repulsive from a moral point of view, the island is activated. Therefore, there is no metaphor for us that makes us sick of morbid things that are morally wrong. And alien, disgusting, activate the islet no less than the tonsil.

It is difficult to experience unpleasant feelings on an intuitive level in relation to strangers; An island is hard to cope with the disgust associated with the abstract beliefs of another group. The markers of your / alien provide a basis for this. Now if we say that our disgust towards strangers is due to the fact that they eat hideous, sacred or very nice things, they pour themselves out with disgusting flavors, vulgarly dress up – such characteristics of an islet will swallow with ease. In the words of psychologist Paul Rosin of the University of Pennsylvania: "Disgust is an ethnic marker or a sign of belonging to a group." The decision that other people eat disgusting things makes it easier to decide that strangers have disgusting ideas, say, in the field of deontology.

There are also strangers who can be ridiculed-that is, use humor as a weapon. When someone else's group makes fun of our group, it's a weapon of weak strangers trying to weaken the subordination. But when our group makes fun of others it strengthens negative stereotypes and hierarchies.

Aliens are also often viewed as a more homogeneous mass than their own, with simplified emotions and reduced sensitivity to pain. For example, whether it be Ancient Rome, medieval Europe, imperial China or the pre-war South, the elite has justifiable stereotypes for slaves – they are stupid, like children, incapable of independence.

Thus, different strangers come in different types , но с одной сущностью – они угрожающие и злые, отвратительные и отталкивающие, примитивные и недифференцированные.

Холодные и/или некомпетентные

Важная работа Сюзан Фиск из Принстонского университета изучает систематику чужих, находящуюся в нашем сознании. Она обнаружила, что мы пытаемся делить чужих на категории по двум осям: теплота (принадлежит ли личность или группа к врагам или друзьям, желает блага или зла) и компетентность (насколько эффективно может личность или группа выполнять задуманное).

Эти оси независимы. Попросите испытуемого оценить кого-либо; если давать ему намёки на статус человека, это влияет на рейтинги по шкале компетентности, но не теплоты. Если давать ему намёки на конкурентоспособность, эффект получается обратный. Две этих оси образуют матрицу с четырьмя углами. Сами мы оцениваем себя высоко как по шкале теплоты, так и по шкале компетенции (В/В). Американцы так оценивают обычно добрых христиан, негров-профессионалов и средний класс.

Есть и другая крайность, низко оцениваемая по теплоте и компетентности (Н/Н). Такие рейтинги присваиваются бомжам и наркоманам.

Существует область высокой теплоты и низкой компетентности (В/Н) – люди с психическими проблемами, инвалиды, дряхлые старики. Низкая теплота и высокая компетентность (Н/В) – то, как люди из «развивающихся стран» оценивают колонизировавших их европейцев (здесь компетентность – не набор навыков или знаний, а эффективность, с которой люди, допустим, крадут землю ваших предков), и то, как многие меньшинства США относятся к белым. Это враждебный стереотип, с которым к азиатам относятся в США, к евреям в Европе, к индусам в Восточной Африке, к ливанцам в Западной Африке, к китайцам в Индонезии, к богатым бедные – они холодные, жадные, замкнутые в своём кругу, но если вы серьёзно заболели, идите к такому доктору.

Каждый крайний случай вызывает стойкие ощущения. В/В (к примеру, свои) – гордость. Н/В – зависть и возмущение. В/Н – жалость. Н/Н – отвращение. Просмотр людей категории Н/Н активирует миндалину и островок, но не веретенообразную извилину, отвечающую за распознавание лиц; то же самое получается, допустим, от просмотра фотографии раны, поражённой личинками. Наоборот, просмотр изображений людей категорий Н/В или В/Н активирует эмоциональную и познавательную часть лобной коры.

Места, расположенные между крайностями, вызывают свои характерные реакции. Люди, вызывающие чувства между жалостью и гордостью, вызывают стремление помочь. Между жалостью и отвращением живёт желание унизить и выгнать. Между гордостью и завистью находится желание привлечь и получить выгоду. Между завистью и отвращением – самое враждебное желание атаковать.

Больше всего мне нравится смена чьего-либо деления на категории. Самые понятные изменения – это смена статуса высокой теплоты и высокой компетентности (В/В)

  • От В/В до В/Н: один из родителей, скатывающийся в деменцию, вызывает желание заботиться о нём.
  • От В/В к Н/В: бизнес-партнёр, многолетнее воровство которого только что раскрылось. Предательство.
  • От В/В к Н/Н: редкий случай, когда у успешного знакомого случилось страшное, и теперь он бездомный. Отвращение, смешанное с удивлением – что пошло не так?

Ещё бывает переход от Н/Н к Н/В. Когда в 60-х я был ребёнком, местническое отношение американцев к Японии относилось к первой категории. Тень Второй Мировой порождала неприязнь и презрение, а лейбл «Сделано в Японии» относился к дешёвому пластиковому барахлу. А затем внезапно «Сделано в Японии» стало означать преимущество над американскими автопроизводителями.

Когда бездомный человек тратит много усилий на то, чтобы вернуть чей-то кошелёк, и вы понимаете, что он честнее ваших друзей – это переход из Н/Н в В/Н.

image

Интереснее переход из Н/В в Н/Н, вызывающий злорадное ликование и помогающий объяснить, почему с гонением групп Н/В обычно связано унижение и низведение их до статуса Н/Н. Во времена Культурной революции в Китае представителей отвергнутых элит сначала обрядили в шутовские колпаки, а потом направили в трудовые лагеря. Нацисты избавлялись от психически больных людей, уже принадлежавших к категории Н/Н, просто убивая их; по контрасту, в обращение с евреями (Н/В) перед смертью входило ношение жёлтых нарукавных повязок, обрезание бород, оттирание тротуаров зубными щётками на виду у глумящихся толп. Когда Иди Амин выгнал десятки тысяч индо-пакистанских граждан (Н/В) из Уганды в 1970-х годах, сначала он предоставил своей армии возможность грабить, избивать и насиловать их. Самые варварские случаи поведения человека связаны с переводом чужих из категории Н/В в категорию Н/Н.

Сложностей с разделением чужих на категории полно. Существует феномен ворчливого уважения, даже чувства товарищества с врагом. Апокрифическим примером будут асы Первой Мировой, где между людьми, пытающимися убить друг друга, проскакивает «своя» искра. «О, месье, в другое время я бы с удовольствием обсудил с вами аэронавтику за бутылочкой хорошего вина». «Барон, для меня большая честь, что именно вы собьёте меня». А ещё есть сложности с разделением экономических и культурных врагов, новых и старых, далёких чужеземных и местных, живущих по соседству. Хо Ши Мин [первый президент Демократической Республики Вьетнам – прим. перев.] во время американских военных действий во Вьетнаме отверг помощь китайцев, утверждая: «Американцы уйдут через год или через десять, а китайцы, если их пустить, останутся на тысячу лет».

А ещё есть удивительный и странный феномен, когда член группы чужих приносит с собой негативные стереотипы, связанные с его группой, и предпочитает членов вашей группы. Его продемонстрировали психологи Кеннет и Мэми Кларк в своём «исследовании с куклами», проведённом в 1940-х годах. Тогда чернокожие дети, как и белые, предпочитали играть с белыми куклами, а не с чёрными, и давали белым более позитивные характеристики. В судебном разбирательстве Брауна против Министерства образования было упомянуто, что такой эффект сильнее всего проявляется у чернокожих детей в школах с сегрегацией. Или рассмотрите случай человека, резко протестующего против прав геев, который оказывается скрытым гомосексуалистом – лист Мёбиуса в мире патологий, обозначающий осознание того, что ты принадлежишь к клану страшных чужих. Мы далеко обгоняем даже такие сложные проявления психики обезьян, как связь чужих обезьян с пауками, когда потакаем своим психологическим капризам, связанным с делением мира на своих и чужих.

Многообразие своих

Также мы признаём, что другие люди принадлежат к различным категориям, и меняем представления о том, какие из них имеют наибольшее значение. Неудивительно, что большая часть таких раздумий связана с расой, и мы пытаемся понять, действительно ли такое разделение на категории превалирует над остальными.

У превосходства расы есть притягательность народной мудрости. Во-первых, раса – атрибут биологический, бросающаяся в глаза идентичность, вызывающая рассуждения в духе эссенциализма. Более того, люди эволюционировали в условиях, в которых отличающийся цвет кожи явно говорит о принадлежности к чужим. И далее, в большом проценте культур до контакта с Западной цивилизацией существовало статусное деление по цвету кожи.

Тем не менее, доказательства говорят об обратном. Во-первых, хотя в различиях рас есть и очевидные биологические моменты, раса – это биологический континуум, а не чёткая категория. К примеру, если только вы специально не подберёте свои данные, то генетические вариации внутри расы обычно будут такими же сильными, как различия между расами. И в этом нет ничего удивительного, если задуматься над многообразием внутри расовых категории – сравните, допустим, сицилийцев и шведов.

Кроме того, раса не справляется с ролью фиксированной классификации. В разное время истории США мексиканцев и армян считали расами; южных итальянцев и северных европейцев классифицировали по-разному; человек с одним чёрным прапрадедом и семью белыми считался белым в Орегоне, но не во Флориде. Такая раса – продукт культуры.

Неудивительно, что расовая дихотомия свой/чужой часто отступает перед другими классификациями. В одном исследовании испытуемые смотрели на изображения людей, белых или чёрных, связанные с утверждениями, а затем им нужно было вспомнить, какая раса была связана с каким утверждением. Расовая категоризация была автоматической – если испытуемый путался в принадлежности цитаты, то правильные и неправильные лица, скорее всего, принадлежали к одной расе. Затем половина чёрных и белых на изображениях были одеты в одну и ту же заметную жёлтую рубашку, другая половина – в серую. Теперь испытуемые чаще всего путали утверждения согласно цвету рубашки. Также половая переклассификация подавляет бессознательную расовую категоризацию. Ведь расы в истории гоминидов появились сравнительно недавно (возможно, всего несколько десятков тысяч лет назад), а все наши предки, почти вплоть до инфузорий-туфелек, по-разному относились к разным полам.

Важное исследование Мэри Уилер, изучавшей активацию миндалины изображениями людей другой расы, показало, как изменяется категоризация. Когда испытуемых просили смотреть на точку, которая видна на каждом изображении, лица других рас миндалину не активировали. Вторая группа должна была оценить, насколько лица на изображениях старше определённого возраста, и в этом эксперименте миндалина активировалась. Третьей группе перед фотографией лица показывали изображение овоща, и предлагали оценить, нравится ли человеку этот овощ. В результате миндалина оставалась в покое.

Почему? Вы смотрите на чужих и думаете о том, какая пища им нравится. Вы представляете, как они делают покупки или заказывают еду в ресторанах. В лучшем случае вы решите, что вы с ними разделяете пристрастия к овощам – произойдёт небольшое сближение своих и чужих. В худшем вы решите, что различаетесь с достаточно мирным чужим – в истории вряд ли найдутся примеры пролитой крови из-за вражды между приверженцами брокколи и цветной капусты. Самое важное, что вы, представляя чужого за обедом, наслаждающегося едой, думаете о нём, как о личности – это наилучший способ ослабить автоматическую категоризацию свой/чужой.

Быстрая категоризация может произойти в самых жестких, маловероятных и острых ситуациях:
• В Битве при Геттисберге, генерал конфедератов Льюис Армистед был смертельно ранен. Лёжа на поле брани, он подал секретный масонский сигнал, надеясь, что его распознает другой член этого общества. И его узнал офицер Союза Хирам Бингэм, защитивший его и доставивший в госпиталь Союза. Мгновенно категории свой/чужой по шкале Союз/Конфедерация померкли перед масон/не масон.
• Во Второй Мировой британские коммандос похитили немецкого генерала Генриха Крайпе на Крите, а затем последовал опасный 18-дневный переход к берегу для встречи с британским кораблём. Однажды отряд заметил снег на высочайшем пике Крита. Крайпе пробормотал про себя на латыни первую строку из оды Горация, посвящённой заснеженной горе. Юританский командир Патрик Ли Фермор тут же продолжил цитату. Два человека осознали, что, по выражению самого Ли Фермора, «пили из одних и тех же фонтанов». Рекатегоризация. Ли Фермор проследил, чтобы Крайпе вылечили раны и обеспечил его безопасность. Они общались и после окончания войны, а несколько десятилетий спустя встретились на греческом телевидении. «Без обид», – сказал Крайпе, похвалив их «дерзкую операцию».
• Наконец, в рождественское перемирие в Первой Мировой воевавшие друг с другом солдаты в траншеях провели день в песнопениях, молитвах и развлечениях друг с другом, играли в футбол, обменивались подарками и всячески пытались продлить перемирие. Понадобился всего один день, чтобы противостояние британцев и немцев сменилось пониманием того, что это противостояние солдат и офицеров, находящихся в тылу, заставляющих нас убивать друг друга.

В нашем сознании живёт множество дихотомий, и те, что кажутся неизбежными и критичными, в нужных обстоятельствах могут мгновенно исчезнуть.

Уменьшая влияние деления на свой/чужой

Как же мы можем избавиться от этих дихотомий? Есть варианты.

Контакт. Длительный контакт с чужими может влиять на работу категоризации свой/чужой. В 1950-х психолог Гордон Олпорт предложил «теорию контакта». Её неправильный вариант: соберите своих и чужих вместе (допустим, подростков из двух враждующих наций в летнем лагере), и тогда враждебность будет исчезать, а сходство начнёт преобладать, и все превратятся в «своих». Более правильный вариант: соберите вместе своих и чужих в конкретных условиях и либо произойдет что-то подобное, либо ситуация взорвётся и станет только хуже.

Пример эффективных конкретных условий: стороны примерно совпадают по численности, ко всем относятся одинаково и однозначно, контакт длится долго и на нейтральной территории, существуют осмысленные задачи, над которыми все трудятся вместе (допустим, превращение луга в футбольное поле).

И даже тогда эффект обычно ограничен – свои и чужие быстро теряют связи, изменения бывают кратковременными и иногда получается, что «Я ненавижу этих чужих, но один из них, с кем я познакомился прошлым летом, в принципе нормальный парень». Фундаментальное изменение отношений происходит при действительно длительных контактах. Тогда происходит прогресс.

Подход к подсознательному. Если вы хотите уменьшить влияние неосознанной категоризации свой/чужой, один из способов – предоставить контрпример стереотипу (например, всеми любимая звезда из лагеря чужих). Другой подход – сделать скрытое явным; укажите людям на их когнитивные искажения. Ещё один мощный инструмент – разговор с другого ракурса. Представьте, что вы – это они, и расскажите, чем вы недовольны. Что вы чувствуете? Почувствуете ли вы обиду, некоторое время проведя на их месте?

Замена эссенциализма индивидуацией. В одном исследовании белых испытуемых спрашивали, как они относятся к расовым различиям. Половину изначально склонили к эссенциализму, объявив, что «учёные нашли генетические подтверждения различию рас». Другая половина узнала, что «учёные нашли, что у различия рас нет генетического базиса». И члены второй половины выразили меньшее согласие с неравенством рас.

Уменьшение иерархии. Слишком развитые иерархии усиливают различия свой/чужой, ибо те, кто наверху, оправдывают свой статус, наговаривая на нижних, а последние рассматривают правящий класс с отношением низкая теплота/высокая компетентность. К примеру, существует культурный троп говорит о том, что бедные люди более беспечны, они ближе к реальной жизни и способны наслаждаться её простыми удовольствиями, а богатые – несчастны, испытывают стресс и находятся под давлением ответственности. Точно также миф «они бедные, зато полны любви» относит бедных к классификации высокой теплоты/низкой компетентности. В одном исследовании 37 стран выяснилось, что чем больше разрыв между доходами богатых и бедных, тем сильнее богатые поддерживают такую точку зрения.

Заключение

От чрезмерного варварства к мелким неприятностям, доставляемым микроагрессией, деление на своих и чужих приводит к большому количеству неприятных последствий. Но я не думаю, что целью должно стать «излечение» от привычки делить людей на категории свой/чужой (не говоря уже о том, что при наличии миндалины это невозможно).

Я сам склонен к одиночеству – много времени я провёл, живя в палатке в Африке, изучая другой вид. Но самые мои счастливые моменты связаны с ощущением того, что я среди своих, что меня принимают, что я в безопасности и не один, что я – часть чего-то большего и окружающего меня, чувство, что я нахожусь на верной стороне и у меня всё хорошо. За некоторые разделения свой/чужой я – заумный, кроткий, аморфный пацифист – готов и убить, и умереть.

Если мы примем, как данность, что разные стороны будут всегда, очень трудно находиться на стороне «хороших». Не доверять эссенциализму. Помнить, что рациональность – часто лишь рационализация, попытка догнать подсознательные силы, о существовании которых мы не подозреваем. Сфокусироваться на общих целях. Практиковать взгляд со стороны. Заниматься индивидуацией. И вспоминать, как часто в истории реально злонамеренные чужие прятались и подставляли некую третью сторону.

А пока уступите дорогу людям, на чьих автомобилях красуется наклейка «грубияны – отстой» и напомните всем, что в этой борьбе мы по одну сторону баррикад, против лорда Волдеморта и факультета Слизерин.